Военная операция на Украине, 9 января

 

Обилие оборонительных сооружений, созданных ВСУ на Украине, в первую очередь, на Донбассе, на военном языке называется глубокоэшелонированной обороной. Киевский режим именно на нее делал серьезную ставку в случае возникновения нового вооруженного конфликта с республиками ДНР и ЛНР. А в перспективе, в противостоянии с Россией. Готовились основательно и заблаговременно. Еще в октябре 2014 года тогдашний украинский президент П.Порошенко заявил о строительстве трех оборонительных линий. Не успели еще чернила высохнуть на соглашениях «Минск-1». А через несколько месяцев, после Дебальцевского котла, когда наступило так называемое «перемирие», работы не прекращались семь(!) лет, вплоть до 24 февраля 2022 года.

 

В эти дни идут ожесточенные бои на Донбасской дуге,по линии Бахмут-Соледар-Северск. Противник отчаянно сопротивляется, использую мощные фортификационные оборонительные сооружения. Как российская армия проламывает оборону ВСУ.

 

«Украинский вал»

 

Мощные фортификационные украинские сооружения состояли из нескольких линий обороны, основу которых составляли взводные и ротные опорные пункты, а также укрепрайоны. Как правило, туда входили бетонные укрытия с блокпостами, окопами, огневые позиции для зенитно-ракетных, артиллерийских комплексов и танков. Кроме того, это еще и ряд траншей, перекрытых щелей, блиндажей, где солдаты могут укрываться от снарядов и вести прицельный огонь по противнику. Длина каждой линии обороны примерно от 400 до 500 километров. Одним из наиболее значимых пунктов обороны ВСУ являлся Мариуполь.

 

«Километры полнопрофильных окопов, сотни тысяч тонн бетона и земли, грамотно продуманные сектора обстрелов, огневая поддержка соседей – все это новейшие украинские позиции неподалеку от Мариуполя. Все, что здесь, разработано и воплощено в жизнь украинскими инженерами и тактиками, построено украинскими строителями. Сделано все на совесть. Все огневые точки надежно врыты в землю. Созданы они из специальных металлических боксов и покрыты своеобразным «слоеным пирогом» из полутораметрового усиленного железом бетона, земли и дерева. Вход и бойницы защищены бронированными ставнями и дверями, посередине замыкаются на надежные засовы.

 

Стены и потолок покрыты негорючим звукоизоляционным материалом. Есть вытяжки, места для сна, есть даже возможность установить автономные источники электропитания, а вместе с ними и холодильник, и телевизор. Кроме этого, через небольшие промежутки в окопах организованы специальные перекрытые места для укрытия личного состава во время обстрела «Града». Эти щели защищены более чем четырехметровыми бетонными перекрытиями, которые опираются на основание из железобетонных блоков.

 

Для укрытия личного состава во время усиленного обстрела предусмотрены специальные углубленные бункера. Они представляют собой бронированную конструкцию, которая закопана на пятиметровую глубину. А для защиты создано бетонное укрытие со специальной глиняно-земельной подушкой. Также предусмотрены огневые места для боевой техники и укрытия Километры полнопрофильных окопов, сотни тысяч тонн бетона и земли, грамотно продуманные сектора обстрелов, огневая поддержка соседей — все это новейшие украинские позиции неподалеку Мариуполя. Все, что здесь, разработаны и воплощены в жизнь нашими инженерами и тактиками».

 

Это выдержки из официальных сообщений минобороны Украины и иностранных журналистов, побывавших на строительстве «украинского вала». Отбросив немалую долю пропагандистского налета, следует признать, что украинская армия умело воспользовалась семилетней «передышкой». Использовала при этом все имеющиеся силы и средства, в том числе, опытных военных специалистов из числа офицеров запаса. Приведу один пример. Военный инженер полковник В. Неймет еще одиннадцать лет назад уволился из рядов Вооруженных сил Украины. За плечами была война в Афганистане, служба в пустынях и много тяжелых и неординарных назначений. И все это позволило офицеру приобрести уникальные знания. Свой опыт он воплощал в разнообразные научные разработки, на основе которых преподавал основы инженерной подготовки курсантам Львовского высшего военно-политического училища. Являлся одним из организаторов и практиком в воплощении в жизнь так называемого «Украинского вала» — комплекса инженерных сооружений, защищающих подступы к важному индустриального центра города Мариуполь.

 

Киев хорошо понимал, что получив в 2014 году несколько котлов в ходе вооруженного противостояния, надо работать над созданием более крупных укрепрайонов, что позволит ВСУ использовать их как на пункты обеспечения материально-техническими средствами, а также опираться на них в ходе маневра или перегруппировки.

 

Мариуполь – уже упомянутый узел на южном фланге линии обороны – кроме созданных фортификационных сооружений вблизи города, имел и обширную промышленную зону, созданную еще во времена Советского Союза. Крупнейшие предприятия «Азовсталь» и Завод имени Ильича имели гигантские площади и развитые транспортные коммуникации – в том числе подземные, которые тянулись на 24 км. Все это ВСУ и подразделения «Азова» превратили в неприступную крепость.

 

Однако Мариуполь был лишь первой ласточкой. В агломерации Краматорск–Славянск так же, как и ранее в Мариуполе, подразделения ВСУ оборудовали единый укрепрайон общей площадью свыше 170 кв. км и создали необходимые запасы оружия, боеприпасов, горюче-смазочных материалов, продовольствия и медикаментов.

 

 

Другая «фишка» украинских националистов родилась уже в ходе боев. Свои укрепления они оборудовали в густонаселенных районах, тяжелое вооружение и технику размещали в жилых домах. Местных жителей удерживали в подвалах под предлогом их безопасности, а на стены зданий наносили надписи: «Внимание! Дети!», «Здесь дети! Не стрелять!»

 

В Авдеевском укрепрайоне тоже все глубоко эшелонировано на несколько ступеней. Окопы, которые оставили после себя подразделения ВСУ под Авдеевкой, больше напоминают запутанный лабиринт. Без всякого преувеличения, их протяженность – десятки километров. Окопы разные: глубокие – в полный рост, по колено – для стрельбы из положения лежа, по пояс – для ведения огня сидя. Окопы и траншеи идут через поля, карьеры, через пролески. Это годы и месяцы работы. Есть и крайне интересные сооружения. Например, бункер ВСУ – стена 35 см, дополнительные укрепления от прямых попаданий. Просмотр в одну сторону, в другую – здесь все поле видно. Как рассказывали участники боев, сооружение привезли сюда по частям. Несколько стен, отдельно двери. Поставили, залили.

 

Подобные оборонительные сооружения преобладали на линии Северодонецк-Лисичанск, где в качестве укрепрайонов использовалась промышленная зона завода «Азот» и смежных предприятий.

 

Исторические параллели

 

Многие специалисты, эксперты, в первую очередь-журналисты, сходятся во мнении, что более схожей с украинской укрепленной линией, наверное, можно считать линию Маннергейма. Это была подготовленная в инженерном отношении линия обороны, имевшая к декабрю 1939 года на Карельском перешейке 28 укрепленных узлов (в том числе 21 в главной оборонительной полосе). В систему укреплений входила и тыловая оборонительная полоса, прикрывавшая подступы к Выборгу. В нее входило десять узлов обороны.

 

Но 35 долговременных фортификационных сооружений (ДФС) к началу войны оставались недостроенными. Поэтому уже в ходе боевых действий на них спешно устанавливали вооружение. Общее число ДФС на линии Маннергейма составляло 385.Впрочем, и линия Маннергейма была далека от совершенства. Большинство ее долговременных сооружений были одноэтажными, частично заглубленными в землю железобетонными постройками в виде бункеров, которые были разделены на несколько помещений. Три дота «миллионного» типа (стоимостью 1 млн финских марок) имели два уровня, еще три – три уровня.

 

Не было у финнов подземных галерей, которые соединяли доты, как не было и подземных узкоколеек. Линия Маннергейма по сравнению с другими схожими линиями обороны имела более низкую плотность дотов на 1 км. Артиллерийские доты, которых было мало, не имели орудий, способных поразить любой советский танк того времени.

 

Иначе говоря, линия Маннергейма не была неприступной. Однако даже она создала определенные затруднения для советского командования в начале зимней кампании 1939–1940 годов. Но причиной тому была не мощная оборона финнов, а слабое знание противника советскими военачальниками. Достаточных и достоверных данных разведки оказалось крайне мало. Маршал Б. Шапошников, например, признался: «Для нас такая глубина обороны явилась известной неожиданностью».

 

Недооценка противника всегда чревата неудачами на фронте. Поэтому начальный период зимней войны был для Красной армии плачевным. Война продемонстрировала все недостатки армии мирного времени, не имеющей реального боевого опыта. Тут и недооценка боевых качеств противника, и отсутствие должного взаимодействия между родами войск. Например, запрос о нанесении бомбового удара по финским позициям, направленный командованием наступающей дивизии, доходил по инстанциям до конкретной части ВВС через… сутки! Более того, выяснилось, что советская бомбардировочная авиация вообще не готова к действиям в условиях войны – пилоты не умели летать в сложную погоду, а штурманы давали ошибочный курс даже в солнечные дни. Чтобы переломить ситуацию, потребовалось срочно вызвать в войска пилотов-полярников из гражданской авиации. То есть в мирный период реальная боевая подготовка подменялась ура-патриотической шумихой и мишурой.

 

Военная операция на Украине, 9 января

 

Надо отдать должное руководству страны и РККА: выводы были сделаны быстро. В итоге 7 января 1940 года был сформирован Северо-Западный фронт, командующим его назначили командарма 1-го ранга С. Тимошенко. Советское командование нарастило численность группировки, доведя соотношение до классического 3:1.

 

Начиная с 1 февраля советская артиллерия начала наносить мощные удары по позициям финнов. А 11 февраля советские войска перешли в наступление. И практически сразу пехоте при поддержке танков удалось прорвать оборону финнов, захватив центральный ДОТ № 4. В образовавшуюся брешь в обороне пошли советские войска, включая танковые бригады.

 

Не правда ли, есть сходства с текущей спецоперацией на Украине, которую начали без должной достоверной информации о противнике и заведомо меньшими силами?

 

А как же брали, например, неприступные финские бетонные сооружения? «Карельский скульптор» – так называли советскую 20-мм гаубицу большой мощности Б-4, снаряд которой после попадания в доты и дзоты превращал эти сооружения в бесформенную мешанину бетона и арматуры. Эти причудливых форм конструкции были видны издалека и получили прозвище «карельские монументы». Финны же называли гаубицу Б-4 «сталинской кувалдой». Впрочем, не все сооружения «сталинская кувалда» могла взять с первого раза. Некоторые требовали повторного попадания.

 

Медленно, но уверенно, с минимизацией потерь

 

За восемь лет на востоке Украины у ВСУ сложилась разветвленная сеть укреплений, которую с уверенностью можно назвать аналогом «линии Маннергейма». Многокилометровые окопы и бетонированные бомбоубежища – это непростые цели и для ствольной артиллерии, и для систем залпового огня. Очевидцы много раз упоминали о бесполезной трате по этим укрепрайонам боеприпасов системы «Град», 122-мм и 152-мм снарядов, а также 82-мм и 120-мм мин. Националисты просто пережидали очередной артналет в заглубленных убежищах. А каждый раз тратить дорогостоящие «Искандеры» и «Калибры» на подобные задачи совершенно расточительно.

 

«Штурмовать эти укрепрайоны, по мнению военных специалистов… нецелесообразно, потому что приведет к большим жертвам со стороны атакующих сил», – заявил Верховный Главнокомандующий В. Путин, отвечая на вопросы журналистов. По его словам, здесь нужна другая тактика: «По сути, идет планомерная работа по заходу в тыл вот этим укрепрайонам. Это, конечно, требует определенного времени. Контрбатарейная борьба там ведется, она будет, безусловно, нарастать. Преимущество по артиллерии у нас очень большое».

 

Поскольку новые украинские оборонительные районы создавались уже «по ходу пьесы», запасы материальных средств там были ограничены. Тем не менее тактика должна предусматривать постоянную разведку целей всеми видами, силами и средствами. Наличие средств разведки и средств огневого поражения позволяет создать разведывательно-ударные комплексы на местах.

 

Хорошо показывает себя взаимодействие беспилотников и средств огневого поражения. Например, ТОС-1 «Буратино» или «Солнцепек», термобарические боеприпасы которых способны нанести поражение живой силе даже в подземных укреплениях.

 

Однако не надо забывать и системы, созданные еще полвека назад, в советские годы. Например, 240-мм миномет «Тюльпан», который был принят в эксплуатацию еще в 1970-х годах. В боекомплект входят фугасные, зажигательные, кассетные и даже управляемые мины. Выстреливаясь по навесной минометной траектории, они падают сверху на цель и способны пробить любое бетонное перекрытие.

 

Другой артиллерийский тяжеловес – 203-мм самоходная пушка 2С7 «Пион». В боекомплекте орудия имеются мощные боеприпасы разных типов, например, осколочно-фугасные. А активно-реактивным снарядом ЗФОФ35 весом 110 кг «Пион» может бить на 50 км. В арсеналах ВС РФ до сих пор имеются до 300 таких самоходок.

 

САУ «Коалиция-СВ» – это современная 152-мм гаубица, которая стреляет на расстояние 70 км с темпом 16 выстрелов в минуту. Сделав несколько залпов с разными траекториями на дальние расстояния, она может покинуть позицию раньше, чем первый из выпущенных снарядов поразит цель. Имеет автоматизированную систему управления огнем.

 

Учитывая наличие большого количества мощных оборонительных сооружений и множество задач по их нейтрализации, мы перешли к созданию своеобразных «огневых кулаков», в состав которых входили дивизионы «Коалиции», «Тюльпанов» и «Пионов». Они вполне способны развалить любые оборонительные сооружения, превратив их в груду строительного мусора.

 

Судя по отзывам с мест боев, мощных средств огневого поражения нашим войскам зачастую не хватает, чтобы быстро и эффективно замыкать очередные котлы. И вот здесь на первый план вышли знаменитые отечественные фугасные авиабомбы (ФАБ), разработанные много лет назад в АО «Научно-производственном объединении «Базальт». Многие еще в довоенное время. Если говорить сухим казенным языком, то преимуществами неуправляемых фугасных авиабомб являются высокая эффективность поражения целей, практическое отсутствие ограничений по условиям боевого применения, простота конструкции, отсутствие необходимости проведения регламентных работ в течение гарантийного срока хранения, относительно низкая стоимость, а также широкие возможности серийного производства.

 

Военная операция на Украине, 9 января

 

Стоит добавить, что именно фугасные авиабомбы стараниями российской ВКС внесли существенный вклад в массовую сдачу украинских военных в плен. Российская армия уже несколько раз использовала стратегические Ту-22М3 для ударов тяжелыми бомбами по «Азовстали». В случае, когда цель хорошо различима, лишена гражданских лиц и серьезного ПВО, фугасные авиабомбы становятся настоящими королями денацификации и демилитаризации. Стоит только отметить, что свободнопадающие фугасы калибром от 100 до 500 килограмм могут оснащаться модулями планирования и коррекции. Конечно, к высокоточному оружию это не имеет прямого отношения, но разрешает удары по противнику без захода в зону объектовой ПВО. Опционные способности классического «чугуния» планировать в полете позволяют носителям заходить на цель на сравнительно малых высотах, что нередко бывает спасительно. Особенно в современной Украине.

 

Редкие бомбы от 1 500 кг и выше – вот по-настоящему интересные экземпляры. В своё время на вооружении были бомбы калибром в одну тонну образца 1931–1941 годов, но они уже в прошлом. В послевоенное время появились модификации ФАБ-1500, которые несколько раз модернизировались, но в итоге частично отправились в утиль. Чего нельзя сказать о бомбе ФАБ-1500-2500ТС. С этим боеприпасом все не так просто.

 

Во-первых, он предназначен для «поражения целей, имеющих прочные железобетонные перекрытия толщиной не менее 2,5 м. Боеприпас вполне успешно дебютировал в ущельях Афганистана.

 

Во-вторых, масса боеприпаса не 1,5 тонны, как может показаться, а 2 151 килограмм, то есть что-то среднее между заявленными индексами. У бомбы очень толстые стенки и сравнительно малый запас ВВ – чуть больше 430 кг. Скорее, это не классическая фугасная авиабомба, а тяжелый бетонобойный боеприпас.

 

К традиционному фугасному «чугунию» относится и ФАБ-1500Т, одна из последних оставшихся бомб в армии из полуторатонного семейства. Здесь два взрывателя на 870 кг взрывчатки и 20–25-метровые воронки глубиной до 6 метров, которые оставляет боеприпас в рыхлом грунте. Бомбы ФАБ-1500 М-54 (образца 1954 года) и М-62 (образца 1962 года), отличающиеся формой, типом и массой взрывчатки – до 680 кг. Меньшая масса ВВ обусловлена толстыми стенками авиабомбы.

 

Но и это еще не все. В арсенале ВКС присутствуют пятитонные и даже девятитонные авиабомбы. Это своеобразные заменители тактического ядерного оружия, и цели для них соответствующие стратегические: Надо отметить, что достойных объектов для этих монстров на Украине нет – все уже так или иначе «откалибровано». А они действительно могут многое. «Пятитонка» несет к цели 2,2 тонны ВВ и способна уходить в грунт почти на десять метров. Предшественники ФАБ-5000НГ сбрасывались советской авиацией еще в 1945 году на Кёнигсберг. Самая мощная неядерная бомба России и СССР ФАБ-9000 уходит под землю на 12 метров уже с 4,2 тоннами взрывчатки. Применяется при бомбометании с высот до 16 км при скорости полета до 1 200 км/час (авиабомба испытана до высоты 12 500 м при скорости полета самолета 910 км/час). Сейчас этот боеприпас может поднять только Ту-95МС и Ту-160 ценой серьезной перестройки бомбоотсека – фактически такие фугасные авиабомбы придется нести на внешней подвеске. Проще поднять один Ту-22М3 с тремя ФАБ-3000.

 

Девятитонные бомбы успели опробовать в Афганистане, но впечатление от них у военных осталось сдержанное. Несмотря на почти 300 сброшенных бомб, особого эффекта на земле они не произвели. Мешали горы, экранировавшие гигантскую ударную волну. Однако, если штурман укладывал ФАБ-3000 в небольшое ущелье, то оно просто переставало существовать. Как обычно, все дело в мастерстве применении оружия.

 

И все же, по единодушному мнению авторитетных специалистов и экспертов, очень многое зависит от соотношения сил и средств. Классическая схема любого военного конфликта, включая, полномасштабный- это соотношения штурмующих и обороняющихся 3:1. А не наоборот, как на первом этапе спецоперации на юго-востоке Украины. Ведь войны без потерь не бывает, а противник яростно обороняется.

 

Геннадий АЛЁХИН, специальный корреспондент ANNA-News.


Источник

Показать больше

Похожие публикации

Кнопка «Наверх»