Убийственная реальность, или как живет город миллиона роз, усыпанный украинскими «лепестками» — Репортажи



Донецк, 6 авг — ДАН. Донецк называют «городом миллиона роз», однако в последнее время любое упоминание лепестков становится раздражающим фактором для всех дончан — несколько недель украинские боевики забрасывают столицу Республики противопехотными минами с поэтическим названием «Лепесток». Чем опасны такие «находки» и как справляются с новой реальностью граждане — в обзоре ДАН.

Донецк сейчас напоминает опустевшую казарму, откуда личный состав ушел «на боевые». Это все еще «город миллиона роз» — они все так же распускаются на клумбах в парках, на бульварах и в скверах. Вот только легкие летние наряды дончанок больше соседствуют со строгим армейским камуфляжем, а на улицах почти не видать прогуливающихся мам с колясками и детей.

По чисто выметенным улицам носятся по неотложным делам армейские автомобили. Ревут двигателями тяжело груженые военные грузовики. На зеленом тенте над кузовами наброшены камуфлирующие сети — дополнительная маскировка от беспилотников. Изредка пронесется БТР с загорелыми парнями в запыленном камуфляже. Или осторожно пройдет танковая колонна…

Почти что непрерывным звуковым фоном в опустевшем городе звучит канонада. В сторону украинских позиций «улетает» что-то уж очень мощное и весьма громкое, «вскрывая» фактически оборону врага. Боевики в свою очередь наносят беспорядочные удары по мирным кварталам. При обстрелах ежедневно применяют полученную от стран Запада дальнобойную артиллерию. Она позволяет вражеским снарядам бить по тем районам, которые до недавнего времени считались самыми безопасными. Один из примеров — обстрел Ворошиловского района 3 августа, в результате которого погибли 6 человек и 5 получили ранения. Но это не единственная угроза.

Асфальт в Донецке не только на магистральных дорогах, но и на улицах в центре города испещрен рубчатыми следами гусениц — это давили танками украинские «лепестки», разбросанные при разрыве кассет РСЗО «Ураган» 31 июля. Также для разминирования применяли саперный робототехнический комплекс «Уран-6» российского производства. Противопехотными минами оказался, в частности, засыпан знаменитый Парк кованых фигур, но его уже разминировали.


Убийственная реальность, или как живет город миллиона роз, усыпанный украинскими «лепестками» - Репортажи

Впервые минирование с воздуха украинские вооруженные формирования применили в Ясиноватой в середине июля. С тех пор минами типа ПФМ-1 и ПМФ-1С буквально «засыпали» районы Донецка и Макеевки. В ловушку украинских карателей «попались» уже три десятка людей, большая часть на всю жизнь останется инвалидами.

«Сам я пока что, слава Богу, с подобными минно-взрывными травмами не сталкивался. А вот коллеги — да, пришлось госпитализировать мужчину с последствиями взрыва этого чертова „лепестка“. Но и без них нам, к сожалению, работы хватает с постоянными украинскими обстрелами», — говорит фельдшер столичной «скорой» Роман.

Справка ДАН: «Лепесток» — противопехотная мина нажимного действия советского производства. Существует в двух вариантах: ПФМ-1 и ПФМ-1С. Внешне эти две разновидности отличаются лишь тем, что на крыле мины ПФМ-1С имеется четко различимая буква «С». Первый вариант мины не имеет возможности самоликвидации, второй оснащен устройством, обеспечивающим самоподрыв по истечении 1-40 часов с момента установки. Время зависит от температуры воздуха.

Корпус мины выполнен из полиэтиленовой композиции зеленого или коричневого цвета. Взрыв происходит в момент наступания ногой на датчик цели, который изготовлен в виде малого крыла корпуса и заполнен жидким бризантным взрывчатым веществом (БВВ). Большее крыло служит для равномерности разлета мин на местности и снижения скорости при приземлении. Взрывной механизм и детонатор помещены в центральной части корпуса, они срабатывают от гидравлического напора жидкого БВВ в момент сжатия короткого крыла корпуса.


Убийственная реальность, или как живет город миллиона роз, усыпанный украинскими «лепестками» - Репортажи

При детонации человеку наносится поражение за счет травмирования нижней части ноги. Чаще всего впоследствии это приводит к ампутации ступни или ступни и голени. При взрыве практически не образуется убойных осколков за исключением металлических деталей механизма. Опасность данного оружия трудно переоценить. Если на «Лепесток» наступит взрослый человек, он неизбежно останется инвалидом. Для детей это может закончиться фатально.

Ежедневно в военных сводках появляются сообщения о разбросе «лепестков» то в Кировском, то в Куйбышевском, то в других районах. Чаще всего мины обнаруживают в траве или на дорогах. Из-за специфической раскраски их не просто идентифицировать. Несмотря на постоянные призывы к бдительности и осторожности, происходят случаи подрыва граждан. Саперы стараются вовремя избавить улицы от взрывных устройств, однако не могут одновременно охватить все районы. Людей просят помочь спасателям — оградить место или четко его обозначить. Особо находчивые горожане стали накрывать мины пластиковыми ящиками для овощей. В ряде случаев на асфальте наносят надписи: «Осторожно мины!».

Второго августа по городу традиционно ездили легковушки с флагами ВДВ, воины-десантники в тельняшках и голубых беретах приветствовали друг друга. Кто-то воевал еще в Афганистане в 1979–1989 годах, кто-то еще раньше участвовал — в операциях СССР в Венгрии в 1956 году и в Чехословакии в 1968, а кто-то и сейчас воюет. Всех объединяет крепкое десантное братство. Встрече с боевыми товарищами даже «лепестки» не помеха.

«Кто хоть раз выполнял прыжок с парашютом, тот запомнит это навсегда! У меня отец — десантник, служил в Афгане, и сам я тоже служил в ВДВ, а сейчас — после ранения, попал под пулеметную очередь под Авдеевкой, — рассказывает Иван, в голубом берете и с аппаратом Илизарова в левой руке. — Поправлюсь — снова вернусь в часть, к ребятам!»

Донецк продолжает жить и работать, сотрудники коммунальных служб латают поврежденные дома, ремонтируют дороги, занимаются озеленением города, благоустройством. То ли вошло в привычку, то ли в труде люди видят единственный выход, чтобы не сойти с ума — работа ведется в условиях непрекращающихся обстрелов. Люди — герои!

«Уже шестые сутки подряд у нас в районе Админпоселка на северо-западной окраине Куйбышевского района идут артиллерийские дуэли между ВСУ и Народной милицией ДНР. Сегодня утром солдаты рассказывали, как выкатился украинский „танчик“ — уложил несколько снарядов возле горбольницы № 17. Но, к счастью, там вроде бы, пострадавших нет», — рассказывает Алексей, работник столичного ЖЭУ № 5.

В прошлом он воевал в составе мотострелкового подразделения НМ ДНР в районе Докучаевска, позже, уже как резервист, прошел переподготовку на противотанковое орудие МТ-12 «Рапира». Но сейчас получил бронь от коммунального предприятия — не хватает рабочих рук, чтобы восстанавливать повреждения, причиненные вражескими обстрелами.

В том, что жизнь продолжается, уверены горожане и более мирных профессий. К примеру, дончанку Татьяну волнует судьба студентов — близится начало учебного года, а четкого понимания по режиму работы вузов нет. «Переживаю по поводу набора студентов в этом году — будет ли возможность кого-нибудь учить. Скоро ведь 1 сентября, начало занятий», — отмечает преподаватель биологического факультета Донецкого национального университета.

Для нее главное — работа, возможность учить студентов, передавать им знания и опыт. «Война все равно закончится, и потребность в молодых квалифицированных кадрах еще больше возрастет. Поэтому нужно уже сейчас готовить специалистов», — настаивает собеседница.

Так и живет Город миллиона роз — сражается, ремонтирует дороги и поврежденные от украинских обстрелов дома. Но самое главное — Донецк живет сейчас огромным желанием и ожиданием мира, когда на улицы вернутся многочисленные, спешащие по своим делам горожане, когда рев двигателя будет ассоциировать не с танком, а с трактором, и когда студенты после пар будут спешить в кафе, а не на войну. Все это будет — ведь ради этого мы сейчас и живем.

***
Больше новостей в телеграм-канале ДАН.


Источник

Показать больше

Похожие публикации

Кнопка «Наверх»