У Москвы появляются новые инструменты для ведения боевых действий

Спокойно и без эмоций о событиях сегодняшнего дня

Источник: shraibikus.com

После вхождения новых субъектов в состав РФ мы уже будем освобождать не земли Донбасса, а территорию России, оккупированную украинскими войсками. А это значит, что у Москвы появляются новые инструменты для ведения боевых действий.

В первую очередь, можно объявить военное положение. Все-таки, после ратификации решения о присоединении ЛДНР, Херсонщины и Запорожья под Киевом останется значительное количество наших территорий. И здесь уже никакого двоемыслия быть не может. Для их освобождения власти могут сменить термин СВО на что-то более юридически оформленное. Не случайно во вторник Госдума ввела в Уголовный кодекс понятия «военное положение» и «военное время». А вслед за ними – и термин «мобилизация».

Это не означает, что прямо завтра, по украинскому сценарию, начнутся облавы в ночных клубах, кабаках, на улицах и в общественном транспорте. Вряд ли этот процесс станет повальным, скорее всего неподготовленных юнцов, не прошедших воинскую службу, никто забирать на войну не будет. У властей есть возможность провести, к примеру, частичную мобилизацию, которая может быть ограничена призывом офицеров запаса, людей, прошедших срочку за последние три-пять лет, а также иностранцев. Ничего зазорного в привлечении последних я не вижу. Если Украина не брезгует наемниками со всего мира, то почему мы должны себе отказывать в возможности поставить в строй приезжих, если они изъявят соответствующее желание.

Вместе с этим повышается и ответственность за свои действия во время боевых действий. Депутаты предлагают закрепить такие статьи, как «Мародерство» (до 15 лет колонии, и «Добровольная сдача в плен» (от трех до десяти). Разумеется, если  наши бойцы попадают к противнику в бою, никто судить за это не будет.

Ужесточается наказание за самовольное оставление части в период мобилизации и военного положения (до 10 лет колонии), а также за неисполнение приказа командира (до трех лет). Эти меры продиктованы случаями, когда военнослужащие, на которых рассчитывают, покидают свои позиции. В ходе СВО они даже получили прозвище – «пятисотые».

К реалиям войны бывает трудно привыкнуть. Сам был свидетелем, когда добровольцы, приехавшие на фронт, после первых же разрывов рядом с окопами снимались и дружно покидали позиции. И юридически упрекнуть не желающих воевать нечем. Ведь Специальная военная операция в законе никак не прописана. А значит и ответственность отказники нести не должны. В случае объявления военного положения эта лазейка исчезает. Отступать некуда, враг уже на территории России. Референдум – юридическая формальность.

Но эта формальность с одной стороны имеет стратегическое значение, развязывая руки в использовании сил и средств. По нашей военной доктрине, мы имеем право даже на применение ядерного оружия в случае угрозы суверенитету Российской Федерации. С другой – оказывает чисто терапевтический эффект.

После неудачи в Харьковской области нам важно ясно дать понять людям: больше мы никого не бросим. И никто у нас наши территории больше не отберет. В конце концов у нас с недавних пор и в Конституции прописан запрет на отчуждение земель. Сразу, конечно, просто не будет. Нас ждут очень тяжелые времена, но принимаемые меры приблизят нашу общую победу.

Александр Коц


Источник

Показать больше

Похожие публикации

Кнопка «Наверх»